10 Хвилин ненависті Випуск 27

Written by on 30 Жовтня 2018

Гудименко Юрій: Давайте про бобра поговорим? Только придется сначала рассказать, кто такой бобер.

Завгородній Володимир: Давайте. Я, правда, не специалист по бобру. Лиза Богуцкая. Сейчас мы тут загуглим. Лиза Богуцкая – Союз дизайнеров. Ох, блять, я ж помню эти дизайны. Ох, блять.

Г: Ну, в общем, логика заключалась в том, что Лиза Богуцкая – это самый, пожалуй, ебанутый сейчас украинский активист. То есть, я даже не знаю, с чего бы его можно было сравнить. Его, ее? Вот по уровню упоротости, ее действительно сложно ставить в один ряд. То есть, человек собрал вокруг себя каких-то больных людей действительно. То есть, вот таких упоротых максимально, что очень легко прослеживается по комментариям, лайкам и прочего, и прочего, и прочего. То есть, если мы помним, как она выходила на 49-ый Майдан, когда….

З: Ты читал открытое письмо Порошенко от Лизы Богуцкой?

Г: Неет.

З: Ахахахахахах. Открытое письмо Порошенко Петру Алексеевичу от революционного борца за свободу всех народов Богуцкой Елизаветы. Добрый день, веселая минутка. «Здравствуйте, бесценный Петр Алексеевич. За прошедшую отсрочку не обессудьте. Видно, судьба моя такая. Однако, ничего этого больше не предвидится, потому спешу сообщить вам, что я жива, здорова, чего и вам желаю. А еще скажу вам, разлюбезный Петр Алексеевич, что являетесь вы мне, будто чистый лебедь, будто плывете себе, куда вам требуется, или по делу какому-то, сказать затрудняюсь. Только дыхание меня сдавливает от радости, будто из пушки кто в упор саданул». Как тебе?

Г: Что это было?

З: …«Душа моя рвется к вам, ненаглядный Петр Алексеевич как журавль в небо. Однако случилась у нас небольшая заминка. Полагаю, суток на трое не более, а именно мне как сознательному бойцу, поручили сопроводить группу товарищей с братского востока. Отметить надобно, народ подобрался покладистый, можно сказать, душевный, с огоньком. Все за «русский мир» как один. Так что ноги мои бегут теперь по горячим пескам в обратную сторону, потому как долг революционный нас к тому нас обязывает» Вот.

Г: Что блять я слышу?

З: Ахахаххах. Ты слышишь открытое письмо Порошенко Петру Алексеевичу от революционного борца за свободу всех народов Богуцкой Елизаветы.

Г: Это пародия. Она так никогда не пишет. У нее словарный запас 54 слова с половиной.

З: Это, естественно, пародия. Тут написано в конце: «По мотивам известного в русских кругах блогера Оскоминой». То есть у Лизы Богуцкой тоже очень сильно подгорает от того, что Анна Оскомина поехала в поездку с Петром Алексеевичем Порошенко. Вот. А все это, я так понимаю, стеб на тему письма Елизаветы Матвеевой из «Белого солнца пустыни».

Г: Просто вот этой пародией они подняли уровень Богуцкой до того уровня, когда она может складывать два слова в предложение. А это нихрена не так, на самом деле. Я внимательно следил за этим творчеством душевнобольных. Я, в принципе, люблю творчество душевнобольных. У меня все время висела распечатка на стене знаменитой картины художника из российской психушки, больного шизофренией с названием «Охотник стреляет в лес». И я, значит, восхищался этим творчеством, потому что это действительно интересно. Потому что вот шизофреники ведут себя совершенно не так как обычные здоровые люди. Их творчество действительно интересное. Просто я обычно с этим творчеством знакомился в виде некого нарратива художественного, в смысле живописного искусства. А вот Лиза Богуцкая – это живой пример шизофрении в тексте. Это тоже само по себе интересно. И куда более интересно, что люди как бы вот тоже с отклонениями это чувствуют, они к ней тянутся. И этим самым ты получаешь бесплатный ресурс, на котором у тебя есть все политические шизофреники страны, которые где-то нашли 50 гривен на оплату широкополосного, или даже узкополосного, или даже среднеполосного интернета, достаточного для того, чтобы стучать по клавишам и набирать какие-то буквы. Это безумно прекрасно на самом деле. Это хорошо. Человек настолько искренне болен, что это вызывает даже какой-то намек на уважение. Потому что ты там, значит, в политике, да? Все. Здоровому человеку проще, чем больному. А она, сознательно пользуясь своей болезнью, упрощает все сложности, которые встают на ее пути, и превращает их в решения. Это красиво, как минимум. Потому что это подчеркивает определенную дифференциацию общества политического, и так как поклонников у нее реально сотни, это живой социальный эксперимент, который можно наблюдать в прямо эфире. Как вот шоу «За стеклом» или какие-то другие ток-шоу. Я бы собрал этих людей в живую, посадил их в клетку, в такую большую, белую как для мышей, ну чуть больше размеров. Ну, понятно, да? Ну, чтобы люди туда влезли и не сразу задохнулись. Я бы наблюдал за их коммуникацией. Это как раз тот контингент, который мы регулярно встречаем в шутках про США, – повернутые на летающих тарелках, которые рассказывают про черные вертолеты, которые похищают людей, которые видели инопланетян, и вот это все. Это вот все там, это вот все там наша реальность. Там наша реальность, которая говорит про то, что есть порохоботы-камикадзе, которые бросаются под машины, потому что у них… Это сейчас не шутка, это я сейчас натуральный комментарий читаю. Причем, это комментарий живого человека, я его страницу пролистал на три года назад. Он постоянно такое пишет. Это не тролль. Это, скорее всего, реально живой человек, который сознательно вот таким образом, или бессознательно, ведет аккаунт… Про порохоботов, которые смертельно больны, которые детей отдали в Америку, там открыли счет, и порохоботы теперь бросаются под машины политических лидеров, чтобы погубить молодую зародившуюся украинскую демократическую оппозицию.

З: Для тех наших читателей и слушателей, которые не поняли, я хочу уточнить что под словом «политические лидеры», под машины которых бросаются эти камикадзе, Юрий сейчас имел ввиду Лизу Богуцкую, а не…

Г: …которая вчера сбила, ну позавчера, на момент выхода в эфир, сбила насмерть человека в Киеве.

З: Да, но это неинтересно. Интересно то, что она у нас политический лидер. Вот это вот вообще необъяснимо совершенно.

Г: Да это все объяснимо, понимаешь? Социальные лифты в Украине настолько широки, что принимают в себя даже каталки на колесиках. Это же прекрасно. У нас социальный лифт грузовой, понимаешь?

З: Нет, у нас социальный лифт – аксесибл для дизейбл, то есть у нас полностью инклюзивный социальный лифт.

Г: Чому не державною?

З: У нас полностью инклюзивный социальный лифт, куда могут входить хромые, от орки с больными ножками, вроде меня, Кернес на каталке, и даже шизофреники. Это же прекрасно. То есть мы как раз включаем этих людей в социально-политическую жизнь. Зачем? Не всегда понятно. Но это замечательно.

Г: Проблема в том (это я продолжу), что, на самом деле, это достаточно ожидаемо. Я сейчас просто серьезно буду говорить. У меня не особо юморное настроение. Так как в любой стране, в любом социуме, более или мене крупном, то есть превышающем тысячу особей, грубо говоря, есть целый набор людей, которые заинтересованы вот в такой конспирологии, заинтересованы в книгах про Иисуса Христа украинца, или русского, или американца, – в зависимости от страны, где он проживает. Заинтересованных в теориях заговора, заинтересованных в рассказах про Римский клуб, про масонов, про евреев – вот это все в при увеличении социума, когда социум занимает целый народ, который имеет право голосовать, то из статистической погрешности, количество таких психов становится статистически более или менее значимо. Поэтому Лиза Богуцкая имеет полное основание считаться политиком.

З: Я хочу рассказать вам историю, которую я вам рассказывал несколько раз, но, по-моему, ни разу не рассказывал на радио. В общем, у меня был, ну и есть приятель, который в свое время работал медбратом в психушке. Не санитаром, а медбратом. Это вот, кстати, нужно запомнить. Это как провизоры обижаются, когда их называют фармацевтами, так медбратья обижаются, когда их называют санитарами. Вот. Он работал медбратом в запорожской психушке, и наблюдал там разное. И у них там был хлопчик, который отъехал башкой, в момент подготовки к какому-то экзамену в университете. Ну, то есть он сидел, готовился, что-то там учил наизусть очень долго, а потом родители забеспокоились, что он продолжает учить что-то наизусть уже третьи сутки подряд и отвезли его в специальное учреждение. И он там продолжил что-то учить наизусть, он все время разговаривал, то есть у него началось, если я не ошибаюсь, это называется шизофазия. Это просто неконтролируемый поток слов, которые связаны между собой, но только в пределах двух, трех, четырех слов, то есть словосочетания, а дальше они просто текут бессмысленно, и никакого смысла в речи нет. Так вот, молодые всякие медбратья и прочие сотрудники новые в учреждении, они за этим товарищем ходили и записывали его перлы. Потому что каждые несколько минут вот этот вот неконтролируемый поток мысли и совершенно случайное сочетание слов, они рано или поздно, чисто согласно законам вероятности, вдруг казались исполненными глубокого смысла, или просто какой-то изящный оборот речи, или просто словосочетание из слов, которые ты никогда бы сам не поставил рядом, потому что ты нормальный, тебе не могло прийти в голову. А человек случайно и получилось красиво. Но я, к сожалению, помню только один перл прекрасный. Это выражение «свинцовые педерасты».

Г: Боже, почему я этого раньше не знал? Это же хорошо.

З: Так вот про шизофазию. Мне кажется, именно по этой причине есть целых три друга моих, которые следят за творчеством Лизы Богуцкой. И вот это тот случай, когда, я часто не могу понять, почему человек держит кого-то в друзьях и совершенно этого не стесняется, а здесь постеснялись все. Но они ее просто фоловят, чтобы знать, как происходит течение болезни. Или один из этих друзей – это наш общий друг Антон Швец, который с интересом читает перлы Лизы Богуцкой. И я уверен, они доставляют ему массу забавных, но, возможно, и очень приятных моментов.


Current track

Title

Artist

Background
LIVE STUDIO